марина серова

Выпускница юрфака МГУ. Работала в Генеральной прокуратуре. С 1987 года по настоящее время — сотрудник одной из специальных служб. Участвовала в боевых операциях и оперативных мероприятиях. Автор ряда остросюжетных повестей, суммарный тираж которых превышает
десять миллионов экземпляров.марина серова — Выпускница юрфака МГУ. Работала в Генеральной прокуратуре. С 1987 года по настоящее время — сотрудник одной из специальных служб. Участвовала в боевых операциях и оперативных мероприятиях. Автор ряда остросюжетных повестей, суммарный тираж которых превышает
десять миллионов экземпляров.

Внутри жанра – сплошная чехарда. Анархист оказывается государственным чиновником, вашингтонский профессор – провинциальным филологом, бритые колобки – лысыми ежиками, некоторые дамы – мужчинами, а то и вовсе группой товарищей.
О том, что Марина Серова и Светлана Алешина — торговые фабричные марки, я слышала и прежде и не сильно по этому поводу переживала. Какая мне разница – совпадают или нет паспортные данные и сведения на реверсе обложки у лотошного автора? Но когда слух, обернувшись фактом, галантно угощает тебя кофе и готов дать интервью – грешно отказываться и от того, и от другого.
Итак, Сергей ПОТАПОВ, заместитель директора литагентства «Научная книга», а также один из сородителей помета виртуальных детективщиц.
Однажды в Саратове собрались на предмет взаимоподдержки штанов безработные гуманитарии. Каждый обладал своим, отдельно взятым достоинством. Кто-то сыпал темами, кто-то ловко свинчивал фабулы… Примерно тогда же производители всех видов массовой культуры наконец догадались, что внеконкурсный потребитель их продукции – женщина. Телевидение зарастало слезоточивыми сериалами и ток-шоу. Тиражи глянцевых журналов заткнули за пояс каноническую толстую периодику. Политики обрушивали на отделения связи тонны поздравительных открыток: с Восьмым марта, Днем учителя и святого Валентина.
Одни книгопродавцы уныло теснились на обочине, в стороне от веселых подруг. Нет-нет, кое-что для дам уже имелось, но не в промышленных количествах. Дыру худо-бедно затыкали секондхендовским импортом. Но сколько можно волноваться за чужих миллионерш и специалисток по маньякам? Нам что – своих не завезли?
В такой обстановке идея коллективного подряда бригады имени Козьмы Пруткова витала в воздухе. Саратовцы выловили ее оттуда одними из первых. Собственно, коллективное литературное творчество – не их ноу-хау. Единственная разница, помимо масштаба, между предприимчивыми нынешними литработниками и древними рапсодами в том, что гонорары за последних получают составители и публикаторы. И еще в том, что до них нынешней прессе нет никакого дела. А до рентабельных подпольных цехов криминального чтива очень даже есть.
Итак, саратовцы выбрали коммерческое книжное направление и (голод не тетка) взяли с места в карьер…